5 ЛЮБИМЫХ ВЕЩЕЙ: ТАНЯ НЕМЧЕНКО

Если бы Таня Немченко в свое время послушала родителей, сейчас бы принимала редких туристов в своем отеле на Южном берегу Крыма, но все сложилось иначе. Она поступила в Киеве во Всеукраинский колледж стиля и визажа, десять лет проработала стилистом на «Новом канале», а затем основала марку Covernumberone, которая всего за год существования попала в список номинантов «Лучший бренд аксессуаров» по версии Best Fashion Awards и армию звездных поклонников в лице Маши Ефросининой, Кати Осадчей, Джамалы и Веры Брежневой. Казалось бы, дело всей жизни найдено и теперь можно спокойно рисовать эскизы, ходить на вечеринки и пить шампанское с клиентами в шоуруме, но мы говорим о человеке, подсевшем на прямые эфиры и работу 24/7 — отдых в ее сценарии не предусмотрен. Сейчас она отвечает за образы на талант-шоу «Голос страны», готовится представить коллаборацию с брендом LAKE на Ukrainian Fashion Week и пишет план лекций для курса Personal Styling в Kiev Fashion Institute. Зачем стилисту быть психологом и как найти костюмы для утренней съемки масштабного проекта, когда все магазины уже закрыты, что нужно для открытия бренда и почему важно никогда не изменять себе — сегодня Таня раскрывает все секреты.

 

О начале работы стилистом:

В колледже я для себя почему-то решила, что хочу работать на «Новом канале». На втором курсе попала на стажировку в магазин наших дизайнеров в «Олимпийском», где впервые увидела, как работают стилисты. После чего приехала домой, а я тогда жила у двоюродной бабушки, и просто начала звонить на каналы. Мне никто не отвечал, отправляли в HR-отделы, но тут я попала на канал К1, оттуда — на собеседование на ICTV к Ольге Слонь, а там уже меня определили на Новый канал, где я осталась на следующие 10 лет.

Когда я пришла на канал, то делала все: гладила, училась завязывать галстуки, распределяла одежду. В меня сразу очень поверили и практически с первого дня я поехала по магазинам самостоятельно подбирать одежду. Я была очень инициативной и не боялась работы. У меня не было пунктика, что в семь вечера мне нужно уйти домой. Мне не хотелось домой, я хотела работать. Я даже в колледж пошла по той причине, что мне хотелось поскорее встать на ноги, начать зарабатывать и обеспечивать себя самостоятельно.

Моя стажировка на канале должна была длиться три месяца, но уже по окончанию первого у меня появились первые проекты. Я попала на телевидение в период его рассвета, вскоре начались большие проекты — вроде «Фабрики звезд». Я очень много работала, «Новый канал» дал мне тот бесценный опыт и знания, которым тебя нигде не научат.

 

О лайфхаках профессии:

Есть у стилистов такая расхожая фраза: «Слепить из говна и веток». Исходя из опыта работы на телевидении могу сказать, что красивая картинка может получиться при самом небольшом бюджете. Я бываю везде — от Sanahunt до секонд-хендов, умение выкрутиться — одно из главных качеств стилиста. Ты не можешь сказать: «Этого нет в магазинах». Если нет, ты должен найти, если невозможно найти, значит нужно пошить. Если тебе ставят задачу сделать образ а-ля Valentino, ты делаешь простое бежевое платье, приглашаешь художницу, она его расписывает и ты получаешь реально красивую картинку — вот выход из ситуации.

Стилист — это немного психолог. Со всеми можно найти общий язык, правда. Возможно, не сразу, но ты должен быть гибким и уметь попадать в настроение. Понимать, когда нужно без слов выйти из гримерки, когда человека лучше оставить одного. Наверное, именно это и сблизило меня с Машей Ефросининой — я всегда знала, что нужно сделать. Все творческие люди сложные, у всех бывают перепады настроения, а съемки еще и очень сильно выматывают, это очень сложно физически и морально.

Помню, как я однажды вышла со съемки в шесть вечера, а к шести утра уже нужно было подготовить по несколько образов для Маши Ефросининой, Александра Педана, двадцати детей и двух ведущих из Москвы. У меня был большой бюджет, но что с ним делать вечером, когда в городе пробки, — тот еще вопрос. Конечно, помогло то, что Света Бевза открыла свой шоурум в одиннадцать вечера, какой-то магазин в «Олимпийском» в десять отправил одежду на площадку. Это тот момент, когда ты выключаешь панику, включаешь мозг и начинаешь просто работать.

 

О прямом эфире:

Прямой эфир — это как наркотик. У тебя мог быть очень сложный день, с утренней репетицией и прогоном, вы что-то меняли, перешивали, кто-то придумал себе другого цвета халат, а потом бац — и начинается прямой эфир. Он заканчивается, ты садишься в машину и чувствуешь такой кайф — ни с чем не сравнимое чувство. Это поймут только люди, которые работают на телевидении.

О главных качествах стилиста:

Конечно, можно прочитать о пяти основных видах стиля и их ответвлениях, смотреть популярные сайты, но главное — не бояться идти работать. Не могу сказать, что после колледжа у меня были какие-то знания, больше помогли практика и опыт. Когда попадаешь в этот мир, ты видишь, как работают люди. Все получится, если у тебя есть вкус, ловкость, скорость, понимание человеческой психологии, умение найти подход к звезде. Я убеждена, что важнее всего наличие вкуса и желание. Я отлично помню, как мне сказали, что на телевидение никто просто так не попадает. Просто так попадают. Главное — желание.

О работе с Машей Ефросининой:

Сейчас это работа в комплексе с сильным личностным контактом. Когда мы только начинали, я боялась, переживала, у меня тряслись руки. Я помню тот день, когда она мне сказала: «Теперь я хочу, чтобы ты работала со мной». Для меня это безусловно было три шага вперед, если не больше. Мне все время казалось, что я еще не готова, что чего-то не знаю, что я недостаточно крутая. Вместе мы работали над многими проектами, решали разные задачи, за это время она поменялась и я поменялась. У нас были веселые, сложные, очень разные периоды, и сейчас она для меня больше, чем просто телеведущая, на которую я работаю. Она всегда находит слова, чтобы поднять меня, когда подниматься уже не хочется. Это гораздо больше, чем просто работа.

 

О шоппинге:

Со временем я стала по-другому относиться к одежде. Сейчас считаю, что лучше меньше, но качественнее. Не очень люблю ходить по магазинам для себя, чаще свои покупки делаю параллельно с работой. Я много провожу времени на шоппинге, и воспринимаю это как часть работы, поэтому обычно отказываю, когда друзья просят пойти с ними по магазинам.

О старте бренда:

Во время проекта «Супермодель по-украински» я поняла, что устала от телевидения и хочу чего-то другого. Там я познакомилась с Сережей Никитюком, который стал отправной точкой другого моего пути в жизни, но ради него я закончила проект, хотя намеревалась уйти еще в середине. У меня никогда такого не было, чтобы я не хотела работать, но тогда было именно такое чувство.

Я понимала, чего примерно мне хочется, но, наверное, должны в жизни появиться правильные люди, с которыми ты смог бы пойти вперед. Однажды я сказала Сереже, что у меня есть мысль сделать бренд шляп, а он говорит: «Так сделай». Но начать я была готова только вместе с одним конкретным человеком, с которым меня мог свести только Сергей. Речь шла о Максиме Некрасове, а они очень близко дружат. С Максимом мы познакомились за два месяца до старта бренда, я к нему обратилась за консультацией и после первой же встречи поняла, что должна каким-то чудом уговорить его работать со мной. Меня никогда в жизни не подводила интуиция. Это сложно объяснить, но я была уверена, что мне нужен именно этот человек. Он есть и всегда будет моим двигателем.

О том, почему именно шляпы: 

Работая стилистом, я никогда не могла найти канотье. Так и появилась идея, но не могу сказать, что это была мечта всей моей жизни. Что нужно для открытия бренда? Команда. Люди рядом. Невозможно сделать все самостоятельно. Мне безумно повезло, рядом со мной были Максим Некрасов, Женя Примаченко, Юля Полященко — о лучшем на тот момент я мечтать не могла.

О бренде:

Как сказал прекрасный Ваня Фролов: «Главное, никогда не изменять себе». Я остаюсь верной себе. Я очень горжусь нашими съемками и считаю их одними из лучших в нашей стране, люблю каждый кадр, который делает Юля. Да, они часто некоммерческие и сложные для восприятия массовой аудиторией, многие называют их слишком хипстерскими, но они наши, они крутые. Я знаю, мы делаем историю.

Я очень люблю платки, у меня их достаточно много, поэтому и возникла идея соединить их с шляпами. Иллюстратор Маша Гаврилюк предложила встретиться, она озвучила мне свои мысли и так все родилось. Очень люблю эту форму шляпы, мы между собой называем ее «папа».

 

Безумно их люблю, беру их с собой во все поездки. Им уже года четыре, такие же у меня есть еще бежевые.

Это блуза моей прабабушки, я ее нашла у бабушки на балконе. Во время очередной ревизии ее бы наверняка выбросили, но я в нее влюбилась и теперь она всегда живет со мной как память. Хотя после каждого сезона я разбираю гардероб и выбрасываю или раздаю вещи — не люблю собирать, но эта блуза — исключение.

Очень люблю эту фотографию, она всегда стоит у меня на видном детстве, но памятный скорее не сам снимок, а вещь на ней — игрушка, которую мне папа привез из Германии. В детстве у меня были очень теплые отношения с папой, эта игрушка всегда была со мной, а сейчас она в родительском доме.

Эту книгу мне подарил прекрасный друг Женя Примаченко. Очень ее люблю, правда, все еще не прочитала — возвращаюсь периодами. Ее даже не хочется дочитывать до конца, чтобы была возможность вернуться и еще раз вдохновиться.

 

перейти к источнику